Интернет-каталог отечественных монет
   
             
           
 
И.Г.Спасский. "Русская монетная система". Попытки изменения монетной системы в XVII в.
   
Главная      
           
Ценник  

Рис. 79. Сцена у лавки сапожника. Гравюра в книге А. Олеария о России (1-е издание 1647 г.).

ПОПЫТКИ ИЗМЕНЕНИЯ МОНЕТНОЙ СИСТЕМЫ В XVII в.

Десятичный принцип. Десятичную монетную систему в том виде, в каком она повсюду существует, пожалуй, правильнее называть «сотенной». Ее определяют в сущности только две «крайних» монетных единицы - в данном случае копейка и рубль, относящиеся как 1 к 100. Все остальные номиналы как стоящие между ними, так и вне их (т.е. части копейки и монеты достоинством больше рубля) имеют уже второстепенное значение, и их подбор в свое время определялся лишь арифметикой расчетов, при которых легко, как на счетах, слагаются любые нужные суммы. Все промежуточные номиналы поглощаются без остатка основной крупнейшей единицей и в счете не участвуют. Любая сумма выражается не более, чем двумя числами.

После денежной реформы 1534 г. в русском денежном счете налицо были все элементы для естественного возникновения развитой десятичной монетной системы. Основная счетная единица делилась на сто частей, и существовал круг понятий, соответствовавших половине, четверти и десятой рубля. В виде монет существовали фракции основной единицы - денга и полушка.

Счёты. Замечательным союзником десятичного счета в России оказались счёты. Этот старинный русский счетный инструмент, которым пользовались все - и неграмотные и грамотеи , был десятичным и тогда, когда считали на денгу и алтын. В XVI - XVII вв. он сосуществовал со «счетом костьми», представлявшим ближайшую аналогию западноевропейской системе инструментального счисления посредством счетных жетонов («рехенпфениги»). Счетные фишки, которыми на Руси служили зачастую плодовые косточки, раскладывались на расчерченной линиями таблице или прямо на столе. Но к середине XVII в. «досчаный счет» (счёты) взял верх.

Распространенное в западной историко-математической литературе мнение о заимствовании Россией во времена татарского владычества китайских счётов ( суан-пана ) не основательно: русским счётам совершенно чужд пятиричный принцип последних. Они появились на Руси, самое раннее, в XVI в.; предание связывает их изобретение со строгановскими факториями, и нельзя полностью отбросить возможность влияния суан-пана на создание счётов — но только конструктивного, а не арифметического. Сохраненные чертежами в рукописных «Арифметиках» XVII в. наиболее древние образцы « досчаного счета» имели даже не два, а четыре счетных поля; последующая рационали­зация прибора позволила ограничиться в XVII в. двумя полями («досками») для общего и специально для алтыно-денежного счета, а после петровской денежной реформы начала XVIII в. — одним. Только в то время счёты и при­обрели некоторое сходство с суан-паном.

Рис.80. Чертёж счетов в рукописной Арифметике середины XVII в. До начала XVIII в. ввиду особенностей денежного счета прибор состоял из двух складных ящиков - для общего и для денежного счета (правый, где имеется ряд для алтынов)

Наиболее характерным в «досчаном счете» был специальный «аппарат» для счисления дробей (к слову сказать, совершенно не выраженный в суан-пане). Согласно положениям древней русской сошной (налоговой) арифметики дроби конструировались по принципу последовательного деления пополам двух исходных дробных величин: четверти и трети; первая в свою очередь, конструировалась через деление пополам основной единицы. Таким образом, дробный счет велся как бы в двух «регистрах»: целое, половина, четверть, полчетверти, полполчетверти и т.д.; целое, треть, полтрети, полполтрети и т.д. В распоряжении древнерусской «бухгалтерии» были специальные переводные таблицы, позволявшие приводить дроби обоего рода к «общему знаменателю».

Именно наличие отмеченных двух «регистров» и объясняет то, что в древнейших приборах каждая «доска» делилась сверху донизу пополам на четвертной и третной ряды; но в XVII в. догадались, что, имея на «доске» один комплект для счисления целых, можно ограничиться делением пополам только нижней части «доски», где нанизаны кости для дробей. Именно такой прибор и изображен на прилагаемом чертеже. Наличие второго счетного поля давало запас косточек, полезный при действиях умножения и деления. Следует еще отметить, что, как показывают сохранившиеся чертежи, на протяжении всего существования прибора имелись две тенденции в выражении десятков: многие вполне резонно считали, что последняя — десятая (или шестая в «алтынном» ряду) косточка ни к чему и служит только помехой при счете. Даже еще в XIX в. опытные счетчики выбрасывали десятые косточки на своих счётах. Таков и прибор, изображенный на прилагаемом чертеже середины XVII в .

Уже Хавен подметил тесное родство русской монетной системы и счётов. Их прутья с косточками представляли как бы готовую схему, в которую оставалось вложить давно знакомые народу понятия. Русская торговая практика уже в XVI в. осознала десятичную структуру нового рубля и сформулировала ее в конце века в «Торговой книге» - московском руководстве для торговых людей. Нет ничего удивительного в том, что все попытки изменений в русской монетной системе в той или иной мере исходили из мысли о необходимости воплотить в новых монетах десятичный строй рубля.

Монетной реформе Петра предшествовали в XVII в. две различных по масштабу и по последствиям попытки развить или перестроить монетную систему 1534 г. При полном отсутствии в ней крупных платежных единиц она скоро оказалась отсталой и все более тормозила развитие торговли. Сложившийся к XVII в. единый всероссийский рынок, вступавший во все более тесные связи с мировым рынком, настоятельно требовал перехода к более совершенным формам денежного хозяйства. Но тяжелые испытания, перенесенные страной в конце XVI и в первой половине XVII в., помешали своевременно провести основательные изменения и обрекли на неудачу предпринимавшиеся попытки.

Начинания В. Шуйского. В 1610 г. царь Василий Шуйский исчерпал все запасы серебра в казне на оплату шведских наемных войск, которые затем предали его в Клушинской битве. Силой обстоятельств Шуйский был вынужден начать переделывать в ходячую монету оставшееся в казне золото, что было большим новшеством. Русская земля почти не знала золотых монет в своем денежном обращении. Златники Владимира и угорские Ивана III чеканились так недолго, что занять сколько-нибудь заметное место в обращении не могли [1] . Очень редкие золотые монеты XV – XVI вв., отчеканенные зачастую обыкновенными денежными или копеечными штемпелями, до времени Шуйского тоже ходячими деньгами не были и предназначались исключительно для княжеских и царских пожалований, представляя подобие нынешних наградных медалей. Ратные люди обычно пришивали такие знаки отличия на шапку или на рукав кафтана. По древнему обычаю золотые копейки специально чеканились еще для царских венчаний - ими обсыпали царя по выходе из Успенского собора.

Рис. 81. Золотые монеты 1610-1612 гг. 1, 2 - золотые копейка и денга Василия Шуйского, 3 - копейка Владислава.

Шуйский выпустил в обращение золотые денги и золотые копейки того же вида и веса, что и серебряные, но в соответствии с рыночной ценой золота вдесятеро дороже серебряных. Таким образом, появились новые русские монеты достоинством в 10 и в 20 денег (т.е. в 5 и в 10 сотых рубля), а «угорский» (венгерский) червонный дукат, по весу соответствовавший пяти копеечным монетам (около 3,4 г), шел за полтину. Таким образом, первый «гривенник» и первый «пятачок» были золотыми монетами. Через несколько недель после рассылки указа о новых монетах Шуйский был низложен. Чеканка золотых копеек в течение некоторого времени была продолжена в Москве интервентами, захватившими в свои руки драгоценности царских сокровищниц и храмов. Изгнание интервентов положило конец этому вынужденному начинанию в русском денежном обращении.

[1] Древнерусские золотые слитки известны и дошли до нас в небольшом числе памятники письменности позволяют признать и их платежными единицами.

   
     
Поиск      
     
Заказ      
     
Книги      
     
Ссылки      
       
Часто задаваемые вопросы