Интернет-каталог отечественных монет
   
             
           
 
"Константиновский рубль. Новые материалы и исследования". И.Г. Спасский. Новое о рубле Константина 1825 г. и его подделках.
   
Главная      
           
Ценник  

И.Г. Спасский.

НОВОЕ О РУБЛЕ КОНСТАНТИНА 1825 г. И ЕГО ПОДДЕЛКАХ.

Минуло более 20 лет после выхода моей книги «По следам одной редкой монеты» - первой попытки критически разобраться в доставшихся советской нумизматике от прошлого представлениях о рубле Константина Павловича 1825 г. [1]. Эта работа вместе с сохранившейся в рукописи последней статьей А.А. Ильина (1857—1942) послужила своего рода «станцией отправления» для настоящего издания. А.А. Ильин зафиксировал тему такою, какой она досталась нам от предреволюционной русской нумизматики. Статья явно удовлетворяла его, иначе он не давал бы ее читать и не позволял бы списывать друзьям -любителям нумизматики [2]; в ней ценные наблюдения знатока русских монет и первого признанного главы исследователей и любителей нумизматики Советской России.

Как ни стремился я в своей книге оставаться в границах достоверного, но не смог устоять перед «наследием прошлого». Как, например, было не поверить, что Я.Я. Рейхель, очевидный автор проекта монеты, был и исполнителем ее штемпелей? А это оказалось выдумкой Б.В. Кене. Не оправдалась и моя догадка о том, что чеканка пяти пробных монет производилась на пресс-автомате Дро, который мог сохраниться на Монетном дворе со времени поставки английских механизмов в 1801 —1805 гг. В. А. Калинин, мой коллега и автор одной из статей настоящего издания, обратил мое внимание на невозможную для автомата различную постановку гуртильного кольца у эрмитажного и московского экземпляров — в Эрмитаже по портретной стороне, в Историческом музее — по гербу. Отсюда следует, что чеканили, как и было принято в Петербурге, на заранее гурченых кружках и, конечно же, все: и пробные рубли с гуртовой надписью, и все пробы штемпелей без нее (на имевшемся в граверной мастерской ручном прессе и всегда в кольце, которое обусловило строго одинаковый диаметр и характерные повреждения гуртов — «затухание» частично «содранной» надписи и даже выжимаемые при этом заусеницы как результат небольшого начального перекоса грубо вдавливаемого в кольце гурченого кружка). При этом на паре рублевиков оказалось даже смято ухо Константина, причем оба раза по-разному. Ведь при профильном портрете ухо - самая высокая точка рельефа и соответственно самая глубокая деталь резаного вглубь штемпеля; ей-то легче всего «смазаться», когда под давлением пресса кружок «ищет» правильное положение между сжимаемыми штемпелями.

Мною была изложена история одного из константиновских рублей, который вначале находился в коллекции гофмейстера двора Г.П. Алексеева, затем у видного собирателя П. М. Исаева (заодно исправляю свою ошибку в его имени — его звали Павел, а не Петр). Коллекция П.М. Исаева перешла затем к ленинградскому коллекционеру, действительному члену Академии медицинских наук профессору В.Г. Гаршину (1887—1956). В момент написания книги я выражал совершенно напрасную уверенность в том, что если найдется когда-нибудь рубль В.Г. Гаршина, он окажется рублем Трубецкого. Других подделок, кроме последнего, да варварского «Сухаревского» литья, я тогда не знал, а существование других проб с гладким гуртом сверх толстовского экземпляра и представить себе не мог. Однако нашлось и то, и другое. Когда дописывалась книга, муж дочери хорошего знакомого А.А. Ильину Ф.Ф. Рихтера принес мне показать второй экземпляр с гладким гуртом, но стоило мне подумать уже о семи «Константинах», как на мой стол лег пакет с фотографией такого же третьего рубля, присланный председателем франкфуртского Gesellschaft fur international Gelddeschichte В. Фуксом*.

Знакомый с В.Г. Гаршиным еще в студенческие годы, когда ни он, ни я не предполагали стать нумизматами, мы встретились с ним вскоре после войны; я уже был хранителем всех сокровищ русской нумизматики, мировых коллекций медалей, а также чудесного собрания орденов в Эрмитаже. В.Г. Гаршин захотел подарить нам свою коллекцию орденов. Принимая ее, я мельком видел и его рубль Константина, тогда не особенно интересуясь им. Мною было замечено, что он отчеканен чище и наряднее эрмитажного и без гуртовой надписи, что и настроило меня предположить в нем впоследствии, когда пришло время задуматься над этим, рубль Трубецкого: ему ведь в изяществе исполнения не откажешь. В последний раз я видел В.Г. Гаршина в больнице. По словам К.Г. Гаршиной, когда его привезли домой, их часто навещали знакомые коллекционеры, которые беспрепятственно рылись в планшетах его монетного шкафа; некоторых из них она и называет в своих воспоминаниях [3]. После смерти Гаршина рубля в монетном шкафу не оказалось...

Теперь, благодаря находкам В.В. Бартошевича, можно представить гораздо конкретнее и достовернее, сколько разного люду - и на Монетном дворе, и вне его могло быть причастно к изготовлению пробных рублей для показа новому императору.

* В своей брошюре «Der Konstantin-Rubel von 1825, seine gesschichte und seine Falschungen» В. Фукс сообщает следующие документальные сведения о трех экземплярах рублей с гладким гуртом.

Первый экземпляр, известный по работе И.Г. Спасского, как рубль Л. С. Иозефа-Ф. Рихтера, оказался за рубежом и и декабри 1981 г. продавался на аукционе Сотби в Нью-Йорке (№ 396). Этот рубль, имеющий царапину на аверсе и повреждение на гурте, оцененный в сумму от 80.000 до 100.000 долл., так и не был продан. Как пишет Фукс, его «владелец предпринял безуспешную попытку непосредственно продать монету по сходной цене» после аукциона. Эта монета, по последним данным, полученным в ГИМе, была все же продана владельцем американскому собирателю.

Второй экземпляр, принадлежавший В.Г. Гаршину, после его смерти в 1956 г. исчез, затем тоже оказался за границей и в 1981 г. был куплен в ФРГ «местным торговцем монетами» (т. е. самим автором брошюры).

Третий экземпляр, хорошо известный по литературе как рубль Рейхеля—Шуберта—Толстого,после появления его на аукционе 1913г. во Франкфурте-на-Майне много раз менял своих владельцев и, наконец, осел в коллекции французского собирателя (он был приобретен на аукционе в Сан-Луи (№ 2955) за 122 500 долл). (Примеч. ред.).

   
     
Поиск      
     
Заказ      
     
Книги      
     
     
       
     
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
         
   
Назад
Оглавление
Дальше